О еврейской общине Беларуси

Вы здесь

 Главный раввин иудейской религиозной общины Минска Шнеор Дайч

Чем живёт еврейская община Беларуси, насколько она многочисленна, достаточно ли в стране синагог и кому туда открыт вход? Чем отличаются еврейские семьи, успешны ли евреи в материальном плане? О реальных фактах и стереотипах, которые прочно укоренились в сознании многих – в сегодняшнем материале.

Председатель Объедения иудейских религиозных общин в Беларуси Владимир Малинкин и Главный раввин иудейской религиозной общины Минска Шнеор Дайч рассказали корреспонденту onliner.by о еврейском вопросе.

в синагоге

Встречу корреспонденту назначили в новой синагоге, которая ждет своего официального открытия. Так как предполагается присутствие на открытии многочисленных гостей, в том числе высокопоставленных, то точную дату торжества пока не называют.

До официального открытия синагоги внутреннее убранство здания журналистам не демонстрировалось, но специально для Onliner.by Владимир Малинкин и Шнеор Дайч сделали исключение и провели небольшую экскурсию по залу, где происходят большие праздничные богослужения.

Председатель Объедения иудейских религиозных общин в Беларуси Владимир Малинкин

После экскурсии перебрались в кабинет раввина, где и задали свои вопросы Владимиру и Шнеору.

— Насколько велика сегодня община евреев в Беларуси?

Владимир Малинкин: Сложно сказать наверняка, точных подсчетов мы не ведем. По государственной статистике, составленной ранее на основе опросов населения, иудеи составляют 0,4% населения. Но мы знаем, что многие во время переписи скрывали свое происхождение. Поэтому можно говорить примерно о 70 тыс. в Беларуси.

Шнеор Дайч: Еще до Великой Отечественной войны в Минске проживала одна из самых крупных еврейских общин — около 150 тыс. человек. Сейчас она на порядок меньше. В столице на сегодня всего три синагоги, и это нас печалит. Если взять для примера Париж, там синагога есть практически в каждом квартале, даже в соседней Москве их значительно больше.

— А почему в Минске не строится необходимое количество синагог?

В. М.: Все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Кроме очевидных сложностей с финансированием таких масштабных проектов, есть и проблема нехватки раввинов. В Беларуси нет своих учебных заведений, где можно было бы подготовить раввина. Поэтому их приходится приглашать из таких стран, как США и Израиль. А это накладно не только для общины, но и для самих раввинов.

— В мире крупного бизнеса и финансов довольно большое количество людей с еврейскими корнями, существуют целые семейные кланы, которые на протяжении веков возглавляют рейтинги самых успешных финансистов и дельцов. В чем секрет такой успешности евреев в денежной сфере?

В. М.: Я не считаю, что есть какой-то особый секрет. Дело в том, что евреи издревле занимались ремеслами и торговлей в тяжелых условиях постоянных гонений и травли и, чтобы выжить, вынуждены были быть лучшими во всем. Многим евреям приходится из кожи вон лезть, чтобы доказать окружению, что они сто́ящие специалисты и мастера своего дела. В результате мы видим большое число успешных евреев в самых различных сферах жизни, не только в финансовой.
В целом иудаизм способствует повышению материального благосостояния тех, кто ему следует. Я вам больше скажу: даже известные бизнесмены с миллиардными состояниями приходят к своему раввину за советом. Причем приходят посоветоваться не только по жизненным проблемам, но и по серьезным вопросам, касающимся бизнеса. Они пытаются найти взаимосвязь своих успехов с законами Торы.

Ш. Д.: Хочу добавить еще одну существенную деталь. У евреев есть амбиции. С самого раннего детства мы воспитываем детей в стремлении к постоянному совершенствованию, к работе над собой. И это, как вы заметили, приносит свои плоды.

— Есть ли в Беларуси крупные евреи-бизнесмены, которые помогают общине материально?

В. М.: Такие бизнесмены в нашей стране действительно есть. Но они не очень любят публичность и не желают демонстрировать свое финансовое состояние. К нашему сожалению, финансовая помощь от этих бизнесменов нам не поступает. Например, в соседней России крупный бизнес, подконтрольный евреям, оказывает существенную помощь местной общине. Возможно, со временем и наши бизнесмены придут к этому. Обычно такое понимание появляется с возрастом, когда люди начинают задумываться о духовной жизни и хотят своими пожертвованиями синагоге оставить память о себе и показать пример своим потомкам.

 Главный раввин иудейской религиозной общины Минска Шнеор Дайч

— В Беларуси сегодня остро стоит проблема увеличения числа разводов, особенно среди молодоженов. По статистике, на 1000 заключенных браков приходится 535 разводов. Есть мнение, что еврейские семьи отличаются более крепкими брачными узами. Так ли это на самом деле?

Ш. Д.: К моему огромному сожалению, эта проблема затронула еврейскую общину так же сильно, как и все белорусское общество. Более того, это проблема не только Беларуси, но и Европы в целом. Еврейские семьи распадаются с не меньшей частотой, чем белорусские. Однако хочу отметить, что, если еврейская семья создается согласно всем нашим традициям с заключением брачного договора, который подписывает раввин, процент разводов среди таких семей стремится к нулю. Ведь очевидно, что залог крепкой семьи — это правильное воспитание. Именно поэтому мы прикладываем максимум усилий, чтобы сохранить традиционные ценности крепкой еврейской семьи и передать эти ценности нашей молодежи.

В. М.: За все еврейские семьи я говорить не берусь, так как о крепости брачных уз могу судить лишь по своей семье и семьям своих друзей-знакомых-родственников. Могу сказать, что в моем окружении семьи крепкие и дружные. С другой стороны, возьмите таких известных евреев, как Березовский и Абрамович, — они меняли жен как перчатки. Но они для нас не являются примером для подражания, мы придерживаемся традиционных иудейских ценностей, согласно которым семья — одна из самых главных.

— А как еврейская община относится к смешанным бракам?

В. М.: Этот процесс происходит вне зависимости от общины. Мы в общинах нашего объединения руководствуемся и пропагандируем законы Торы. В смешанных браках иудеем является тот, у кого мать еврейка. Для сохранения нации, ее культурных традиций и обычаев необходимо поддерживать такие браки, чтобы со временем не раствориться в других нациях и не потерять самоидентичность.

Ш. Д.: В то же время хочу отметить, что двери синагоги открыты для всех желающих. Святой для нас праздник Пейсах мы праздновали со всеми, кто пришел в этот день в синагогу, не заглядывая в паспорт — еврей он или нет.

— Чем и как вы привлекаете еврейскую молодежь в синагогу? Ведь известно, что молодые люди — бунтари по натуре, и привлечь их к вековым традициям родителей бывает весьма проблематично.

Ш. Д.: Мы очень плотно и разносторонне работаем с нашей молодежью. У нас есть свои детские сады, школы, где детей с самого раннего возраста приучают к еврейским традициям и культуре. В само́й синагоге есть учебный центр и спортивный зал с современными тренажерами, где молодые люди могут совершенно бесплатно заниматься своим как духовным, так и физическим развитием.

— В народе существует стойкое убеждение, что среди евреев нет алкоголиков и нищих. Это очередной миф или близкое к истине утверждение?

В. М.: Действительно, встретить еврея-алкоголика или просящего милостыню довольно проблематично. Это связано с определенными культурными и религиозными традициями среди иудеев. Наша религия не запрещает употреблять алкоголь, но порицает его чрезмерное потребление. Что касается бедности, то, как уже говорилось ранее, в евреях культивируется нацеленность на успех и стремление к своей цели, что позволяет получать определенные материальные блага. В случае же возникновения каких-то тяжелых жизненных неурядиц есть община, которая помогает решить эти проблемы.

— Еще один примечательный факт: среди юмористов, выступающих на большой сцене, очень много евреев. Чем объясняется такое повышенное чувство юмора у вашей нации?

В. М.: Думаю, чувство юмора — это естественная защитная реакция евреев на тяжелые условия, в которых им приходилось выживать. Плюс компактное проживание общины в некоторых городах и регионах порождает неповторимую атмосферу и своеобразие юмора. Взять, к примеру, колоритный одесский юмор и Михаила Жванецкого. Если вы слышали его выступления, то понимаете, о чем речь.

— Насколько строго сегодня среди евреев соблюдаются все 613 заповедей иудаизма?

Ш. Д.: Многих заповедей в настоящее время практически не существует, так как отсутствует храм, который был разрушен много веков назад. Нужно стремиться к тому, чтобы соблюдать как можно больше заповедей. Поэтому каждый иудей соблюдает заповеди в соответствии со своим уровнем религиозности. Главные из них две: субботний день, когда запрещена всякая работа и мы собираемся в кругу семьи с мыслями о Боге, и кашрут — употребление в пищу кошерной еды.

— Как известно, евреи должны соблюдать субботу, когда всякая работа запрещена. Но в нашей стране регулярно проводятся общереспубликанские и другие субботники. Не возникает ли у людей проблем на работе в связи с этим?

В. М.: Каждый член общины, который работает, решает эту проблему самостоятельно. Где-то руководители с пониманием относятся, и тогда никаких проблем нет. Бывают и конфликты. Некоторые меняют место работы.

— Как часто вам приходится сталкиваться со случаями бытового антисемитизма?

В. М.: К моему огорчению, такие случаи нередки. За последний год произошло два акта вандализма: в Речице разрушили памятники на еврейском кладбище, а в Бобруйске исписали стены синагоги оскорбительными словами, разбили стекла и оргтехнику. Когда такое происходит, мы всегда обращаемся в правоохранительные органы, которые и занимаются поиском виновных. К нашему сожалению, им не всегда удается найти вандалов и привлечь их к ответственности.
Бывали случаи, когда в синагогу в районном центре приходили молодые ребята и обращались с антисемитскими оскорблениями и угрозами к членам общины.

На мой взгляд, один из основных источников антисемитизма — простая человеческая зависть. Успешность евреев в самых разных сферах деятельности вызывает у ленивых и несостоявшихся людей зависть и, как следствие, ненависть.

Ш. Д.: Евреи живут в условиях постоянных гонений уже очень давно, и это стало частью нашей культуры и образа жизни. Мы научились стойко переносить все тяготы, лишения и успешно противостоять попыткам нас уничтожить.

В. М.: Соглашусь с раввином Шнеором. Вспомните историю, что произошло с великими империями: Римской, татаро-монгольской? Где они? А евреи до сих пор существуют, и на нашем календаре 5773 год.

— Насколько хорошо еврейская религиозная община ладит с представителями других основных религий в Беларуси: православными и католиками? Нет ли каких-то значительных разногласий?

В. М.: У нас хорошие отношения как с католиками, так и с православными. При общении с митрополитом Филаретом и архиепископом Тадеушем Кондрусевичем я ощущаю уважительное отношение. Более того, оба священнослужителя признают огромное историческое значение иудаизма в вопросах религии.

Не так давно ко мне подошел православный священник и сказал, что он изучает иврит, чтобы свободно читать Тору в оригинале. По его словам, это позволяет ему глубже понять некоторые важные религиозные темы.
На государственном уровне мы также чувствуем понимание и поддержку. Я часто бываю в аппарате уполномоченного по делам религии и национальностей, мы обсуждаем насущные вопросы и проблемы, и нигде в госаппарате я не чувствую какого-то ущемления интересов евреев или их игнорирования.

В конце беседы с корреспондентом onliner.by Владимир Малинкин отметил, что еврейская община — это, по сути, срез белорусского общества. В ней состоят люди совершенно разных профессий, возрастов, со своими взглядами на жизнь и убеждениями. Но, несмотря на разность этих взглядов, они ощущают свое национальное единство. Это помогает им выживать на протяжении веков. Возможно, и белорусам стоит взять этот принцип на вооружение.